Элемент 93

Элемент номер 93 (как вначале думали) должен располагаться в периодической таблице сразу под рением и соответственно должен иметь с ним химическое сходство. (На самом деле, хотя в тот момент этого еще не понимали, этот элемент принадлежим к семейству редкоземельных, поэтому должен иметь сходство с ураном.)

Если бы он действительно имел сходство с рением, то можно было бы получить микроколичество элемента 93 путем смешивания продуктов нейтронной бомбардировки с рением и последующим выделением из рения химическими методами. При этом сам рений выступал бы в роли "носителя", тащившего за собой "родственника". Если бы в выделенном таким путем рении присутствовали радиоактивные примеси, это означало бы присутствие элемента 93.

Немецкий  физик  О. Ган  вместе с австрийской коллегой Л. Мейтнер во время работы в берлинской лаборатории прошли описанный выше эксперимент, но элемента 93 в рении им обнаружить не удалось. После этого Ган и Мейтнер решили проверить, действительно ли в результате нейтронной бомбардировки уран превращается в следующий за ним по таблице элемент. В этот момент (1938 г.) Германия оккупировала Австрию, и гражданка Австрии Лиза Мейтнер, будучи еврейкой по национальности, была вынуждена бежать от нацистов в Стокгольм (Швеция). А Ган продолжил свою работу с немецким физиком Ф. Штрассманом.

Несколько месяцев спустя Ган и Штрассман обнаружили, что при добавлении перед обработкой нейтронами в урановую мишень бария приводит к появлению радиоактивности. Ученые решили, что эта радиоактивность вызвана наличием радия - элемента, расположенного в периодической таблице под барием. Был сделан вывод, что в результате нейтронной бомбардировки часть урана превратилась в радий. Но этот "радий" вел себя очень странно .